27.12.2019
Начальник Объединенного штаба ОДКБ генерал - полковник Анатолий Сидоров в интервью газете "Красная звезда" подвел итоги деятельности Организации в военной сфере в 2019 году
13.12.2019

Главы генеральных штабов вооруженных сил государств – членов ОДКБ обсудят развитие военного сотрудничества Организации

Начальник Объединенного штаба ОДКБ генерал - полковник Анатолий Сидоров в интервью газете "Красная звезда" подвел итоги деятельности Организации в военной сфере в 2019 году

27.12.2019 http://redstar.ru/k-obshhemu-prostranstvu-bezopasnosti/


К общему пространству безопасности

В год председательства России в ОДКБ планируется нарастить возможности и масштабы применения Коллективных сил.

21-27-12-19-300x287.jpg
Генерал-полковник
Анатолий СИДОРОВ.

Подводя итоги военной деятельности Организации Договора о коллективной безопасности в уходящем году, начальник Объединённого штаба ОДКБ генерал-полковник Анатолий СИДОРОВ рассказал «Красной звезде», каким угрозам вой­ска готовятся противостоять в недалёком будущем и какими силами планируется решать поставленные задачи в зоне коллективной ответственности организации.

– Анатолий Алексеевич, насколько известно, совместные учения «Боевое братство – 2019» в этом году проходили сразу на двух стратегических направлениях. Что послужило поводом для расширения географии применения Коллективных сил?
– В этом году мы специально усложнили задачу тем, что проводили учения последовательно в Восточно-Европейском и Центрально-Азиатском регионах коллективной безопасности. Сов­местные действия вели не только в границах двух регионов, на территории трёх стран: Белоруссии, России и Таджикистана.
Пошагово моделировалась вся последовательность развития современного конфликта: с момента его зарождения, в период развития и на этапе разрешения. На этом фоне мы полностью отработали алгоритм подготовки и принятия мер со стороны организации – вплоть до постконфликтного урегулирования. Поэтому ответ заложен в замысел и сценарий самих антитеррористических учений, которые, как мы понимаем, носили условный, но вполне вероятный характер.


– Совместные учения с участием государств – членов ОДКБ давно стали традицией. Как они соотносятся с реальной обстановкой, какие эпизоды отражают эти изменения?
– Каждый раз в рамках этих учений мы отрабатываем что-то особенное, вводим новые эпизоды, опираясь на современный опыт боевых действий. Особенность «Боевого братства» в этом году заключалась в том, что начало ему было дано проведением совместной деловой игры, которая впервые состоялась на базе Центра кризисного реагирования в составе функциональных групп рабочих органов ОДКБ – Секретариата и Объединённого штаба с привлечением оперативных групп оборонных ведомств государств – членов ОДКБ на их национальных пунктах управления.
На основе условной стратегической и военно-политической обстановки во взаимодействии с заинтересованными министерствами и ведомствами государств – членов организации здесь вырабатывались предложения для уставных органов. Таким образом, все выработанные нами предложения и документы легли в основу замыслов дальнейших учений.
Отработку совместных действий мы начали со специального учения с силами и средствами материально-технического обеспечения «Эшелон-2019» – кстати, тоже впервые. Практически без перерыва после него началось учение с силами и средствами разведки, которое прошло в Республике Беларусь на нескольких полигонах одновременно.
Эти действия, в свою очередь, послужили начальным этапом следующих, которые проходили уже с Коллективными силами оперативного реагирования на российской территории – полигонах Нижегородской области. К тому моменту мы вышли на этап развёртывания и применения Коллективных сил в Восточно-Европейском регионе коллективной безопасности.


– Но на этом манёвры Коллективных сил не завершились, а переместились в другой регион для дальнейших действий.
– К окончанию этого этапа мы приступили уже к развёртыванию группировки войск на территории Республики Таджикистан. Фактически сразу создали на территории Центрально-Азиатского региона довольно сложную обстановку и перешли к применению Коллективных сил быстрого развёртывания. В итоге, нанеся поражение условным группировкам террористов, создали предпосылки для применения миротворческого контингента.
Далее согласно замыслу мы провели учение с Коллективными миротворческими силами под эгидой ООН, по их мандату. Так последовательно почти полтора месяца мы проводили все эти мероприятия от зарождения до мирного урегулирования конфликта, полностью отработав алгоритм действий Коллективных сил в современных условиях.

Из тестового режима Центр кризисного реагирования в этом году перешёл в режим штатного функционирования и круглосуточного дежурства

– Как на эти учения отреагировали соседи по регионам коллективной ответственности в Центральной Азии и на Западе?

Под флагом ОДКБ.

– Какой-то болезненной реакции Запада в отличие от прошлого года не было. Мы всегда заявляли и заявляем, что наши учения не направлены против третьих стран и носят исключительно антитеррористическую направленность. Более того, проводя совместные учения, мы соблюдаем все международные нормы и правила. Численность воинских контингентов ни на одном из этапов не превышала ту, которая закреплена в договорах и соглашениях.
Что касается Центрально-Азиатского региона, то здесь мы проводим учения регулярно. Можно сказать, что регион сейчас находится в центре нашего внимания. Не первый год в конце октября мы взаимодействуем на полигоне Харбмайдон (на территории Таджикистана на границе с Афганистаном. – Ред.) Тем самым даём понять, что готовы к совместному выполнению задач, в том числе и здесь, на границе с Афганистаном. Это служит определённым предостережением для всех, кто строит свои планы.
Сценарий учения в этом году предполагал восстановление конституционного порядка на территории условной республики при попытке прорыва границы со стороны сопредельного государства. И могу сказать, что в период учения какой-либо активности, а тем более попыток нарушения государственных границ в соседних районах отмечено не было. Достаточно большое количество войск было сконцентрировано, и, я так думаю, силу ещё уважают.


– Вы сказали, что совместные учения ОДКБ имеют исключительно антитеррористическую направленность. При этом современный терроризм постоянно меняется, обретая новые формы. Как на это реагируют в Объединённом штабе?
– Терроризм имеет множество лиц. И для борьбы с ним задействуются различные компоненты коллективных сил, которые действуют каждый в сфере своей ответственности. Это и спецподразделения правоохранительных структур, и формирования сил специального назначения. В рамках своих полномочий они проводят работу по выявлению структур и лиц террористической направленности, пресечению нелегальных потоков миграции, обновлению списков запрещённых организаций, борьбы с пропагандой терроризма.
Военная составляющая организации – Коллективные силы, в свою очередь, применяются против крупных террористических формирований, которые могут угрожать не только отдельным районам, но, как показывает опыт, и целым государствам. В этом отношении для организации опыт российских Вооружённых Сил по противодействию терроризму в Сирии просто бесценен. Опираясь на него, мы совершенствуем формы и способы применения наших группировок, сокращаем сроки их готовности к применению с учётом того, что обстановка может меняться стремительно.
Параллельно совершенствуются структура и состав Коллективных сил. С недавнего времени силы и средства коллективной безопасности ОДКБ пополнились подразделениями военной полиции. Состав и способы применения авиации в интересах Коллективных сил также претерпели изменения. Принимая во внимание, какое распространение получила беспилотная авиация, активно применяем её у себя на учениях. В целом сейчас мы пришли к формированию практически полностью самодостаточных в вопросах оперативного, материально-технического, медицинского обеспечения группировок войск.


– Создание единой системы МТО в рамках организации обсуждается не первый год, а с вашим переходом на службу в ОДКБ её начали активно претворять в жизнь. Удалось ли за эти годы продвинуться от идеи до реально работающей системы?
– В этом году в рамках учения «Эшелон-2019» мы впервые опробовали эту систему. И должен сказать, что привлекаемые войска и силы продемонстрировали очень высокий уровень взаимодействия по вопросам материально-технического обеспечения. Подтверждением тому стало прибытие на заключительный этап всех заместителей министров оборонных ведомств государств – членов ОДКБ, отвечающих за материально-техническое обеспечение, которые высоко оценили специальное учение.
В этом году в рамках организации состоялось ещё одно знаковое событие. Было принято решение о создании рабочей группы по МТО. Первое заседание проходило под руководством заместителя министра обороны РФ генерала армии Дмитрия Булгакова. Таким образом, теперь в вопросах, связанных с содержанием запасов материальных средств, поставкой в войска, а также их своевременным пополнением, – в решении всего этого комплекса задач мы видим сегодня конкретные практические шаги.
Вопрос достаточно сложный даже в масштабах вооружённых сил одного государства. А когда появляются различия в национальном законодательстве, нормативно-правовой базе, прийти к единому пониманию и выработать действующий механизм взаимодействия довольно непросто. Но после проведённых учений нашу идею на Военном комитете поддержали начальники генеральных штабов. Сейчас мы на завершающей стадии разработки документов по этому вопросу, и у нас есть твёрдая уверенность, что в 2020 году, в период председательства России в ОДКБ, эти документы будут подписаны.


– Сообщалось также, что на состоявшемся в середине декабря в Санкт-Петербурге заседании Военного комитета начальниками генеральных штабов обсуждались предложения по развитию силовой компоненты организации. Какие приоритеты расставляет этот планирующий документ?
– План развития военного сотрудничества государств – членов ОДКБ на 2021–2025 годы на данном этапе согласован со всеми оборонными ведомствами и находится в заключительной стадии готовности – на внутригосударственном согласовании. В завершение, мы надеемся, ко второй половине 2020 года он будет внесён на подписание главами государств.
Пока документ не утверждён, говорить о конкретных планах по развитию Коллективных сил ОДКБ мы не вправе. Могу лишь отметить, что в основе документа заложен принцип всестороннего обеспечения войск и развития в связи с этим объединённых оборонных систем по различным направлениям.
Отдельное внимание в документе уделено вопросам совершенствования системы управления войсками, которая должна развиваться опережающими темпами с учётом современных изменений форм и способов ведения боевых действий, развития систем вооружения и военной техники. Это касается органов управления, а также пунктов и средств управления.


– В этом году на дежурство заступил Центр кризисного реагирования ОДКБ. Как он решает поставленные задачи?
– Из тестового режима в этом году Центр кризисного реагирования перешёл в режим штатного функционирования. Для этого были утверждены и подписаны ряд документов, определяющих порядок его взаимодействия с уполномоченными национальными органами управления государств – членов ОДКБ. Сегодня его техническая готовность позволяет задействовать Центр в решении задач по предназначению. Мы считаем это большим шагом в развитии системы кризисного реагирования организации.
Должностные лица Объединённого штаба несут в нём круглосуточное оперативное дежурство. Постоянная связь по защищённым каналам, включая документооборот и видео-конференц-связь, позволяет в режиме реального времени обмениваться информацией, проводить совещания и принимать решения вплоть до глав государств в масштабе всей организации.
На случай кризисной ситуации практически весь состав Объединённого штаба и Секретариата ОДКБ распределяется в рабочие группы, которые занимаются в том числе анализом военно-политической обстановки, обеспечением информационной безопасности, выработкой первоочередных мер по снижению напряжённости. В вопросах силового блока работа ведётся над предложениями по применению сил специального назначения или воинских контингентов – в зависимости от интенсивности конфликта. Кроме того, отдельно прорабатываются материально-техническое обеспечение, организация связи и другие аспекты.
Итог нашей работы на данном этапе – это подготовка проектов документов по кризисному реагированию. После того как их согласуют министры иностранных дел, обороны и секретари советов безопасности, их представят на утверждение глав государств. Только после этого в действие приводится весь механизм оказания адресной помощи в рамках организации.
Это может быть как военная, так и военно-техническая помощь, включая масштабную или локальную военную, поставку материальных средств, а также помощь по гуманитарной линии. В этом году на этапе деловой игры эти задачи были отработаны на базе Центра кризисного реагирования.


– Можно ли считать развитие системы кризисного реагирования и военной составляющей ОДКБ приоритетами, которые получат дальнейшее продолжение в новом, 2020 году, в период председательства России в организации?
– По итогам состоявшейся 28 ноября в Бишкеке очередной сессии Совета коллективной безопасности с участием глав шести государств председательство от Киргизии перешло к России. С учётом прогнозов развития военно-политической обстановки в качестве приоритетов развития военной составляющей организации определены: совершенствование и повышение готовности Коллективных сил, модернизация систем управления и всестороннего обес­печения войск. С учётом опыта, приобретённого Россией в Сирии, поставлена задача наращивания сил и средств для борьбы с международным терроризмом. Особое внимание в этом контексте планируется уделить качественному анализу военно-политической обстановки силами Центра кризисного реагирования.
В сфере международного сотрудничества в ближайших планах организации – расширение связей и углубление взаимодействия с Шанхайской организацией сотрудничества, налаживание рабочих связей с ООН и ОБСЕ в тех сферах, которые представляют взаимный интерес. Кроме того, в следующем году возможно приглашение к участию в рамках совместных учений воинских контингентов третьих стран, которые могут получить статус наблюдателей и партнёров при организации. Сейчас этот вопрос находится в стадии проработки.
Не могу не отметить, что наступающий год для нас юбилейный – год 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Поэтому все главы государств – членов организации подтвердили участие национальных воинских контингентов в параде на Красной площади по случаю Дня Победы. Кроме того, нами разработан целый план по проведению комплекса памятных и торжественных мероприятий, посвящённых годовщине Великой Победы. И наша задача – претворить всё это в жизнь.

С недавнего времени Коллективные силы ОДКБ пополнились подразделениями военной полиции

– В перспективе расширения сотрудничества ОДКБ с другими авторитетными организациями какой интерес для нас представляет участие в международной миротворческой деятельности и насколько успешно реализуется инициатива?

– Развитие миротворческого потенциала организации – особый приоритет российского председательства. Но не в плане увеличения численности или оснащения – этого как раз достаточно. У нас в составе Коллективных миротворческих сил более 3500 миротворцев, в числе которых представлены все необходимые компоненты.

Речь идёт о том, чтобы наладить более тесное сотрудничество с ООН. Мы уже знаем их требования и подходы к миротворческой деятельности. Другое дело, что нет такой практики тесного практического взаимодействия. Но сейчас всё зависит от приведения в соответствие нормативно-правовой базы. Буквально в этом месяце наши представители из Объединённого штаба и Секретариата организации побывали в штаб-квартире ООН, где изучали вопросы организации практического сотрудничества в области миротворчества.


– Как сами представители Организации Объединённых Наций оценивают миротворческий потенциал ОДКБ?
– Когда представители этого сектора ООН из года в год присутствуют на наших учениях, то дают высокую оценку действиям наших миротворцев. Они с большим интересом отмечают высокую готовность контингентов к применению. При этом учения мы проводим комплексно, задействуя военную, милицейскую (полицейскую) составляющие, тесно взаимодействуя с подразделениями МЧС и представителями системы здравоохранения. Мы показываем, что готовы к любому варианту развития событий.
Кроме того, наши миротворцы самодостаточны на сто процентов. То есть в любом регионе мира они в состоянии выполнить задачу без дополнительных условий и требований к материально-техническому обеспечению. Сейчас мы работаем над включением медицинской компоненты в состав миротворческого контингента, чтобы она была способна оказывать помощь не только личному составу, но и пострадавшему гражданскому населению.

Александр АЛЕКСАНДРОВ, «Красная звезда» 

Фото Объединённого штаба ОДКБ


Все новости